Четырнадцать. Стивен увидел, как на обочине суетятся люди, как раз в том месте, где он вылетел с трассы, и понял, что прибыли службы спасения

Стивен увидел, как на обочине суетятся люди, как раз в том месте, где он вылетел с трассы, и понял, что прибыли службы спасения. Ему хватило доли секунды решить, что у него нет ни малейшего желания участвовать в каком-либо полицейском расследовании в данный момент. Что ему сейчас было нужно, так это время и пространство для выяснения, что за дела тут творятся, и не увязнуть в рутине жандармов.

Данбар откатился назад по склону холмика, за которым прятался, в канаву, пролегавшую вдоль всего поля. Он так и продолжал ползком, с трудом уходить все дальше, пока не посчитал, что уже достаточно отдалился от места аварии, чтобы подняться на ноги и определить, где же все-таки находится. Примерно в четверти мили от него был фермерский дом, а где-то посередине этого расстояния виднелось то, что напоминало второстепенную дорогу. Стивен направился к дороге, а потом к колее, которая, как он мог видеть, вела прямо к ферме. Он надеялся, что там будет хоть какой-нибудь опознавательный знак. И он там нашелся. Надпись гласила: «Ферма „Вересковые поля“». Стивен осмотрелся и заметил, что местность здесь была холмистой, но примерно в полумиле от дома на юг расположилось достаточно плоское поле. Он вытащил свой мобильник и позвонил в «Сай-Мед». «Красному коду» предстояло пройти жесткую проверку.

– Мне нужно, чтобы меня забрал вертолет как можно быстрее. Я буду на поле примерно в полумиле от фермы «Вересковые поля», к востоку от трассы М1, на пути из Лестера.

– Куда вас отвезти? – уточнил спокойный голос дежурного офицера.

– В Лондон.

– Что-нибудь еще?

– Пусть меня встретит машина и отвезет в министерство. И, пожалуйста, предупредите сэра Джона.

– Будет сделано. Я перезвоню вам и сообщу расчетное время прибытия вертолета.

Стивен закрыл телефон. Не в первый раз за время работы в «Сай-Мед» у него появилась причина поблагодарить Макмиллана за то, как он организовал работу отдела. Когда дело доходило до поддержки оперативных следователей, все работало как часы. Задачей штаба «Сай-Мед» было обеспечить поддержку передовым сотрудникам, а не относиться, как в случае многих других правительственных организаций, к людям как к источнику или ресурсу, добывающему для них информацию для составления отчетов и заполнения всевозможных формуляров, которые они сами же и напридумывали.

В качестве своих следователей Макмиллан приглашал на работу только самых лучших. Он всецело доверял их мнениям и решениям, и что бы они ни просили, они это получали. В условиях «красного кода» прилагалась пометка «без вопросов». Любые рекриминации, если таковые вообще будут, последуют позже, но не в середине расследования.



Стивен ушел с дороги и спрятался в молодом лесочке на самом южном конце поля, стал ждать. Он использовал полученное время для размышлений и проверки своего тела на предмет порезов и синяков. Ему несказанно повезло, решил он – даже лодыжку не растянул в этой аварии, весь ужас которой будет возвращаться к нему в кошмарах до конца жизни; уж в этом он был уверен. Данбар выдавил из себя кривую ухмылку при мысли о том, что этот эпизод займет свое место среди прочих. Но улыбка сменилась чувством горечи, когда он стал размышлять над тем, что за люди на этот раз были его врагами? Он и раньше оказывался в подобных обстоятельствах, ожидая, что его заберут с места встречи в джунглях или пустыне, когда точно знал, кто были его враги, но он никогда раньше не делал этого в самом сердце сельской местности Англии.

Его мобильник подал голос, и Стивен раскрыл телефон.

– Вертолет морских спасателей вылетел из Ханстантона, приблизительное время подлета – тридцать пять минут.

– Вас понял, – ответил Стивен.

– Сэр Джон будет ожидать вашего возвращения.

Данбар коротал время, лежа на спине и наблюдая за проплывающими над ним облаками. Он думал о Талли и Дженни, по отдельности и вместе… вместе и по отдельности… приятные грезы о семейной жизни, прогулках, пикниках, Рождественском сочельнике, отдыхе под солнечными лучами… «Твою мать!», – мысленно выругался Стивен, внезапно подобравшись и перекатившись на живот – Талли могла быть в опасности! Он заставил себя собраться и мыслить логически. Двое убийц в «Ягуаре» знали, что в прошлую ночь он останавливался в Лестере, и где именно… но теперь оба они мертвы. Были все шансы, что они преследовали только его и Талли их совершенно не интересовала, но навязчивое чувство тревоги никак не покидало Данбара. Если противники, кто бы они ни были, станут подозревать, что он рассказал Талли хоть что-то, касающееся их… ей грозила опасность. Стивену придется организовать для нее защиту, пока он не разберется, что происходит. Рокот лопастей прервал ход его мыслей, и он выбежал на открытое пространство подать сигнал, когда увидел подлетавший вертолет.

– Я вам так благодарен, – произнес Стивен, влезая на борт.



– Всегда пожалуйста, доктор, – ответил помощник пилота, закрывая дверь. – Хоть какое-то разнообразие! А то сидишь, ждешь, пока какой-нибудь клоун не отправится поплавать в море на пластиковом корыте. – Мужчина оглядел Данбара и открыл аптечку. – Может, сможем привести вас немного в порядок? – предложил он.

Порезы и синяки обработали, кое-что забинтовали. Вместо порванного пиджака на Стивене теперь был анорак службы спасения. Данбар выпрыгнул из вертолета, сгибаясь от нисходящего потока воздуха, и побежал к ожидающей его машине, двигаясь слегка неуклюже в ботинках, предложенных спасателем, которые оказались на размер больше. Он повернулся и помахал в знак благодарности пилотам, а те помахали в ответ, прежде чем подняться в воздух и сильно наклонясь вперед и набрав высоту, отправиться обратно.

* * *

– Уж лучше бы новости были хорошие. – Такой фразой Макмиллан встретил Стивена, когда тот появился в дверях офиса.

– «Хорошие» – не то определение, что подходит для данной ситуации, – парировал Данбар. – Прежде чем мы продолжим, нужно приставить охрану к доктору Натали Симмонс в Лестере, желательно незаметно. Я не хочу, чтобы она знала. На этом этапе просто мера предосторожности.

– Адрес? – спросил Макмиллан, поднимая трубку телефона. Стивен поведал ему детали о работе Талли и где она живет. Когда с этим было покончено, шеф посмотрел на него. – Итак?

Стивен стал рассказывать обо всем, что привело к попытке покушения на его жизнь, и наблюдал, как Макмиллан становился все более взволнованным.

– Ввели более сотни детей нечто, что, похоже, может убить их всех?! – воскликнул Макмиллан, будто не хотел или не мог поверить в то, что услышал.

– Это «нечто» произвели в «Сент-Клер Геномикс», и двое уже убиты, чтобы это не всплыло наружу. Трупов должно было быть три, но мне повезло… Как в песне одной поется: «Ой, да подули ветры злы-ы-е, да-а с восточной стороны-ы». Только в моем случае безветрие сыграло свою роль.

– Давай обойдемся без этого черного юмора? Как они вообще узнали, где ты был прошлой ночью? Ведь даже мы были не в курсе.

Данбар покачал головой.

– Никак в толк не возьму. Да я сам не знал, пока не… – он замолчал на середине предложения. – Моя машина! – воскликнул он. – Они знали, где была моя машина, а не я сам.

Макмиллан непонимающе уставился на него.

– На «Порше» было установлено устройство слежения на случай угона. Вы позволите? – Стивен воспользовался телефоном шефа и набрал экстренный номер устройства слежения. Он представился и указал приметы своей машины, когда его попросили.

– Теперь все в порядке? – услышал он ответ.

– В каком смысле? – осторожно поинтересовался Стивен.

– Вы сообщили, что вашу машину угнали, а потом, когда мы вам сообщили, где она находится, вы сказали, что все в порядке, это было недоразумение.

– Да… спасибо, все нормально… Я просто подумал, что стоит позвонить и извиниться за предоставленные неприятности.

– Никаких проблем, сэр. Это наша работа.

– По машине вычислили, – сообщил он Макмиллану. – Они, кем бы ни были, заявили, что автомобиль украли. В службе слежения им сообщили ее местонахождение.

Шеф кивнул.

– Насколько я помню, это же устройство как-то спасло тебе жизнь, когда полиция воспользовалась им, чтобы выследить тебя.

Данбар улыбнулся.

– Ну, по крайней мере мы знаем ответ на вопрос «как?»… Теперь же надо выяснить «кто?» и «зачем?».

– Я собираюсь созвать совещание на высшем уровне, – сказал Макмиллан. – Хватит уже играть в кошки-мышки и осторожничать. Кое-кому придется объясниться. А пока нам надо урегулировать дела с полицией Лестера и попробовать выяснить личности твоих нападавших.

– А если окажется, что они из МИ5[19] и выполняли распоряжение правительства Ее Величества? – предположил Стивен.

– Даже думать об этом не хочется, – нахмурился Макмиллан.

– У меня других вариантов нет.

– Тебя следует вооружить. Попроси Джину разрулить вопрос. Пока сильно не высовывайся. Я дам знать, когда состоится совещание.

Данбар поднялся.

– Кстати, а охранник для доктора Симмонс?

– Возможно, придется оставить его, пока мы хоть немного не разберемся в том, что происходит и почему.

– Хорошо.

– И еще, Джина говорила, у нее есть кое-что для тебя, – вспомнил Макмиллан, когда Стивен открывал дверь.

В приемной Джина Робертс протянула ему папку со словами:

– Это пришло для вас сегодня утром. Обновленные сведения о детях с «зелеными наклейками», что вы запрашивали.

Данбар поблагодарил ее и сказал, что ему необходимо заполнить заявку на выдачу оружия. Джина достала нужные документы из своего стола и попросила его поставить свою подпись.

– Я позвоню заранее, так что оружейник будет ждать вас, – сказала она. – Будьте осторожны.

Стивен улыбнулся и кивнул в знак признательности заботе, что слышалась в ее голосе. Ему очень не нравилось таскать с собой пистолет по любым обычным причинам, лежащим на поверхности предложения, что все полицейские в Великобритании должны при себе иметь оружие. Но когда его жизни угрожала опасность, что стало кристально ясно после утреннего происшествия, Данбар чувствовал себя гораздо комфортнее, по возможности немного переодевшись.

Он выбрал автоматический пистолет марки «Глок-23» у оружейника, который снабдил его еще и наплечной кобурой.

– Изящное оружие, – сказал мужчина. – Никто не заметит. Для захвата Ирака не годится, но вполне подходит для всяких неожиданностей во время службы.

– Хорошо, – уныло отозвался Стивен.

Простое присутствие пистолета подчеркивало тот факт, что теперь он участвовал в расследовании, отдалявшем его от обычной, нормальной жизни. Ему придется извиняться перед Дженни за то, что не сможет приехать в Шотландию, и перед Талли, ведь он не хочет подвергать ее опасности. Подобные мысли удручали. Ну, как в таких обстоятельствах строить какие-либо отношения? Как он расскажет Талли, что сегодня утром кто-то покушался на его жизнь? Что он ожидает, она ответит: «О, боже, как захватывающе! Ты там поосторожнее»? С другой стороны, как он мог умолчать об этом, если изначально не хотел строить отношения на лжи?

Едва ли он смог бы выкинуть то, что произошло этим утром, из головы как часть тяжелого рабочего дня в офисе. Он даже не мог смягчить случившееся и сказать ей, что это беспрецедентный случай и вряд ли подобное повторится. Ведь под его левой подмышкой уютно устроился пистолет, который бывал там прежде и, вероятно, еще не раз там окажется… если только Стивен не уйдет из «Сай-Мед» и не найдет себе другую работу – со стандартным рабочим днем с 9 до 5, выходом из дома в 8.15 утра и тремя неделями отпуска в год. Это был конечный пункт карьеры, который он постоянно отвергал, хоть и знал, что не становится моложе и придет время, когда ему придется оставить расследования для кого-то помоложе, пока он… а что он?

Как и всегда, Стивен оборвал цепь своих мыслей, помня одну аксиому: «Жизнь – это то, что происходит, пока ты планируешь будущее. Живи настоящим, а не мечтами».

Прежде чем отправиться домой, Данбар решил разрулить проблему со средством передвижения. Ему понадобится машина, пока «Сай-Мед» разбирается с бюрократией, окружившей гибель его «Порша». Для сотрудников «Сай-Мед» страховка покрывалась организацией, будь то страхование жилища или какая-то травма, или страхование машины и жизни. Он уже решил не использовать служебный автомобиль, поскольку его приметы станут тут же общедоступны. Возможно, это отдавало паранойей, но уж лучше он сам пока найдет себе средство передвижения.

Стивен поймал такси и вышел, не доехав до места примерно с четверть мили. Пройдя по нескольким боковым улочкам, он добрался до гаража Стэна Сильвера на Дорсет Мьюз. Сильвер тоже служил в спецназе, хотя и не одновременно с Данбаром, но этого факта было достаточно, чтобы скрепить дружбу и чувство взаимного уважения между двумя мужчинами.

– Ну и где же «Бокстер»? – поинтересовался Сильвер, когда они пожали руки и заключили друг друга в объятия. Именно Сильвер продал «Порш» Стивену. Мужчина вытер руки масляной тряпицей, преувеличенно внимательно осматривая улицу в обоих направлениях.

– Нет его больше, – ответил Данбар.

– Раздолбал еще одну машину? – со смехом спросил Сильвер.

– Тут не я один виноват.

– Черт возьми! Тачка была что надо. Значит, ищешь замену?

– Как только будет покончено с бумажной волокитой, – сказал Стивен, – я тебе звякну, ну а пока…

– Тебе нужны колеса, – закончил за него Сильвер и повел его во двор позади гаража, где было припарковано около полудюжины автомобилей. – Тут не густо, но можешь взять одну из этих пташек на время. Только если найду заинтересованного покупателя, отзову обратно.

– Вполне честно, – согласился Данбар.

Сильвер окинул взглядом свой небольшой автопарк и указал на маленькую черную «Хонду».

– Как насчет этой? Спортивная версия «Honda Civic». Ничем особо не выделяется, но это только с виду. Можно сказать, скромничает.

– Звучит неплохо, – согласился Стивен.

– Пошли за ключами.

Данбар проследовал за Сильвером в гараж, готовясь урегулировать формальности по аренде машины и проплатить ее вперед. Стэн вручил ему ключи.

– С остальным потом разберемся, когда мозги твои меньше будут забиты, – произнес он.

Стивен непонимающе уставился на него.

– Да я про твою ношу. Почувствовал ее, когда обнял тебя. Попал ты в заварушку. Оставим бумажные формальности на следующий раз.

– Спасибо, Стэн.

– Только не покалечь мою тачку.

Данбар отогнал «Хонду» к дому, где находилась его квартира, и припарковал в подземном гараже, намеренно заняв не свое место, а соседа. Он знал, что тот уехал к родственникам в Австралию.

Оказавшись в квартире, Стивен достал бутылку пива из холодильника и уселся у окна. Он знал, что до конца дня ему придется позвонить и Талли, и Дженни, чего не очень-то хотелось делать, но сначала он решил просмотреть обновления в файлах детей с «зелеными наклейками».

Он все больше хмурился, пока читал, что двадцать восемь детей обратились за консультацией к семейным врачам: двоих госпитализировали, еще четырнадцать направили в специализированные клиники для дальнейшего обследования, а остальным поставили диагнозы и начали лечение. Для неспециалистов все выглядело так, будто у детей были самые разнообразные заболевания, но Стивен увидел связующую их ниточку. У всех детей были проблемы с кожей. Троих госпитализировали по другим причинам, но все равно в записях присутствовали жалобы на состояние кожи. У одной девочки была серьезная рваная рана, которую та получила в результате несчастного случая на искусственной горнолыжной трассе; и процесс заживления кожных покровов не шел, как надо, что очень беспокоило врачей.

Данбар видел отголоски случая Триш Лионс в каждом читаемом слове. Еще у одного ребенка, мальчика, была раздроблена кость ступни – инцидент с участием сельскохозяйственной техники – и процесс постхирургического восстановления проходил не так хорошо, как ожидалось. У врачей были опасения, что, возможно, началось распространение какой-то инфекции.

Стивен отложил записи и потер глаза, обдумывая последнюю часть кошмара. Он размышлял, стоит ли нанести визит кому-нибудь из этих ребятишек и поговорить с их лечащими врачами, но решил не делать этого. Было у него предчувствие, что в итоге будет куча медиков, ломающих себе головы над инфекциями, лабораторные исследования которых постоянно не будут давать никаких результатов. Наверное, лучше подождать, пока Макмиллан не соберет это совещание на высшем уровне, включая организаторов здравоохранения, и не услышит от них объяснения происходящего.

Данбар собирался было позвонить Дженни, когда его телефон ожил. На проводе был Макмиллан.

– Мы сделали приоритетной задачу установления личностей тех двоих мужчин, что пытались тебя убить, и успешно справились с ней.

– Рассказывайте.

– Оба – члены бывшей службы госбезопасности…

Стивен закрыл глаза, ибо худшие его страхи обретали плоть. Свои же пытались убить его.

– Члены бывшей русской службы госбезопасности!

Стивену показалось, что он ослышался.

– Повторите, пожалуйста?

– Олег Малков и Юрий Валчев, оба оперативники бывшего КГБ. У МИ6 заведены дела на них, но там были не в курсе, что эти типы заявились к нам. Также неизвестно, работали ли эти двое на действующую власть. Пока это все, что известно.

– Ну, уже лучше… – вздохнул Данбар, не уверенный, стоит ли вздыхать с облегчением оттого, что свои не выслеживали его, или же беспокоиться из-за того, что это, по-видимому, были кагэбэшники (или как они сейчас называются).

– Уверяю тебя, для меня это также странно, – сказал Макмиллан. – Насколько понимаю, ты ничего такого не сделал, что могло бы обидеть наших друзей с Востока?

– Ничего, о чем я знаю. А что насчет владельца машины?

– Машину клонировали. Они скопировали регистрационный номер другого «Ягуара» и нацепили его на точно такую же модель, которую угнали. Настоящий все еще в Довере, а владелец по-прежнему недоумевает, по какой такой причине сегодня днем его дом окружили вооруженные полицейские. Он работает бухгалтером в совете округа.

– Наконец-то… хоть какое-то разнообразие в его жизни, – заметил Стивен.

– Служба безопасности свяжется с нами, если нароют еще что-то по этим двум русским.

– Хорошо. Что по поводу совещания?

– Послезавтра в три часа дня в министерстве. Приходи пораньше, пообедаем вместе.


5555290411220702.html
5555366913565039.html
    PR.RU™